Я ГОВОРЮ С ТОБОЙ ИЗ ЛЕНИНГРАДА

Интересно, не случится ли так, что через некоторое время название города-героя станет ассоциироваться — не в первую, так во вторую очередь — с одной из самых колких групп, появившихся за последнее десятилетие? 
Игрища Сергея Шнурова и его коллег — что-то вроде безобразия от ума — в последнее время подвергаются активному обсуждению с упоминаниями о Петре Лещенко, Томе Уэйтсе, Горане Бреговиче, группе НОЛЬ и др. А публику привлекают определенная запретность, обусловленная нецензурностью текстов, и веселая ярость живых выступлений группы. Блатняк, постмодернизм, андеграунд, колеса шоу-бизнеса.

Max der KOPFJAGER о ЛЕНИНГРАДЕ.
МАЛЕНЬКИЙ МАЛЬЧИК НАШЕЛ ПУЛЕМЕТ

Будущий основатель ЛЕНИНГРАДА Сережа Шнуров родился в апреле 1974 года. Рок-музыку  стал слушать в школе. О том, кем ему доведется стать, особенно не задумывался. Зато некоторое время провел в музыкальной школе, обучаясь игре на скрипке.

Сергей Шнуров: 
Слушали какие-то музыки. Тогда было очень модное музыкальное направление — рокенрол называлось, или рок. В 87-м году, например, я услышал группу КИНО. Где-то в это же время примерно услышал группы НОЛЬ, DDТ, а потом резко — году в 89-м — абсолютно перестал слушать русскую музыку и переключился на классиков, то бишь LED ZEPPELIN, THE ROLLING STONES, все вот такие штуки.
Хулиганом быть время от времени просто необходимо, как и всем детям. Все иногда бывают хулиганами.

Я РАБОТАЮ НА СКЛАДЕ, ТЫ — В БУФЕТЕ НА РАЗДАЧЕ

Окончив школу, а потом Ленинградский инженерно-строительный институт и получив специальность архитектора, Сергей Шнуров работает директором дизайн-отдела в одном из рекламных агентств (альбомы ЛЕНИНГРАДА, кстати, оформлены самим Шнуром). Году в 96-м он попадает на «Радио Модерн». 

Геннадий Бачинский, NAMBA WONведущий программы «2 в 1″ на «Радио Модерн»:
Когда я впервые увидел Сергея Шнурова, это был просто Шнуров — стильный молодой человек (он всегда стильный, это его отличие), даже несмотря на то, что он бывал очень экзотичен. Мог прийти в пиджаке и голубых ботинках, ярких, клубных; и при этом все это было некрикливо и утонченно. Он работал у нас сначала дизайнером, а не директором по public relations; работал так тихо. Особенно мы с ним не пересекались, а когда пересекались, он мне кричал про то, какую классную музыку он сейчас пишет, про свои УШИ ВАН ГОГА трещал, в которых он раньше участвовал.

А потом настал момент, когда он сказал, что есть супер-проект, он делает новую группу под названием ЛЕНИНГРАД, супер-название… я думаю, что я был одним из первых, кто услышал об этой группе. 
Теоретически, карьеру он быстро сделал. Очень внезапно, когда на «Радио Модерн»  произошли очередные изменения, его назначили на должность директора по PR, то есть человека, который представляет всю радиостанцию. Надо сказать, что он очень активно взялся за дело. До этого я с ним мало сталкивался по работе, не могу сказать, что он там рисовал, какие делал дизайнерские разработки.

Шнур:
Логотип вот нынешний нарисовал…

Геннадий Бачинский:
Когда он стал директором по PR, то построил по-другому политику радиостанции: он решил раскручивать станцию в среде, которая изначально выжималась с «Радио Модерн» — в рок-тусовке и в альтернативном мире.

«Радио Модерн» изначально — поп-станция, она всячески избегал ассоциаций с такими группами, как АУКЦЫОН, — если брать крупные имена. Если Гребенщиков играл, то все кривили рожи и говорили: «Песня, конечно, нормальная, но лучше, чтобы этого не было». Одним из первых его реальных действий было спонсирование сольного концерта АУКЦЫОНА в ДК Ленсовета.

И это было принципиально, потому что впервые «Радио Модерн» было большим информационным спонсором такого концерта. И с тех пор Шнур сделал, в принципе, очень много для рок-музыкантов, потому что он пришел к PR- власти в тот момент, когда рок-движение — я беру общий термин — стало понимать необходимость сотрудничества с коммерческими структурами. Если до этого были как будто два мира, и одни говорили, что другие — полная лажа, то он пришел к власти как раз в тот момент, когда в рок-тусовке стало меняться отношение к коммерческим радиостанциям, и вообще к коммерции.

И то, что сейчас появилось так много коммерческих рок-групп — признак времени, коммерциализация альтернативы. 
Он был, на мой взгляд, изобретательным PR-директором и достаточно независимым от «Радио Модерн», поскольку у него была своя группа, в последнее время очень успешная в денежном отношении. Соответственно он мог какие-то безумные идеи продвигать совершенно спокойно. Эта небоязнь давала ему фору, и он ею пользовался очень активно. Он реально смог стать неформальным лидером коллектива: его эксцентричность необычайно очаровывала всех сотрудников, и поэтому все его идеи были популярны. Он же — самый главный фанат своей же группы, и его фанатизм заразителен: практически весь коллектив «Радио Модерн» — поклонники группы ЛЕНИНГРАД.

Шнур:
До сих пор приезжаю туда, если нужно, и консультирую человека, который выполняет сейчас мои функции. И на самом деле я собираюсь на радио сделать программу, поэтому с «Радио Модерн» я не расстался, а буду выступать в другом амплуа.
Я знаю, что значит быть звездой, я способствовал тому, чтобы люди становились звездами. Я знаю чего это стоит, и чего это стоит на выходе. Я знаю цену всему этому в плане жизни. Свой опыт я использую, но от обратного.

ДАВАЙ ДЖАЗУ!

До создания ЛЕНИНГРАДА Шнуров участвовал, по меньшей мере, в двух коллективах: POSITIVE SQUAD и УХО ВАН-ГОГА. В последнем играл и Игорь Вдовин — композитор, продюсер и аранжировщик-электронщик, ставший впоследствии первым фронтмэном ЛЕНИНГРАДА.

Шнур:
POSITIVE SQUAD была группа, которая играла… сейчас я какую-то афишу видел, опять новая волна этого направления — это был остросоциальный рэп-хардкор. Из ДЕЛЬФИНОВ Рибсон там пел, и сейчас там Сашка Эрзак, который поет в группе ПЯТЬ УГЛОВ.
Антон Белянкин, ДВА САМОЛЕТА, продюсер «Модного клуба «Грибоедов»:
Была электрическая группа УХО ВАН ГОГА, в которой были как раз Шнуров, Вдовин и еще какая-то компания. Играли своеобразный артистический рок-н-ролл, такой загадочный, — я имею в виду рок-музыку. 

Шнур:
Проект [УХО ВАН ГОГА] был спекулятивный, это был поп-арт — какие-то песни под минус. Тогда никто в альтернативе этого не делал, потому что, по идее, мы выступали в клубах альтернативных. А по стилистике это была галимая попса. 
В ГОРОДЕ ХОЛОДНОМ И ФАБРИЧНОМ
Зимой 1997 года в городе Санкт-Петербурге родилась группа ЛЕНИНГРАД. Идейным вдохновителем, композитором и поэтом был Сергей Шнуров, вокалистом — Игорь Вдовин. 

Шнур:
Начиналось все спонтанно, сумбурно, как игра. «Давайте соберемся, есть какое-то количество песен, давайте что-нибудь сделаем!» Все были люди очень занятые, все работали, а те песни хулиганские на блатных аккордах — они предполагали, что репетировать там, в принципе, нечего; репетиции комкались, и перед первым концертом (в «Арт-Клинике» — М. К.) мы собрались четыре раза, до этого вместе не играв никогда. Прошло, как всегда, шикарно. Самое главное же — не музыка, не тексты, а подача. 
Я пытался назвать группу так, чтобы каждый человек, в зависимости от своего культурного багажа, количества прочитанных книжек и вообще мироощущения мог для себя это название понять — или не понять — определенным образом. Мне кажется, что это достигнуто, что группу ЛЕНИНГРАД можно воспринимать как угодно: как ретро-мотивы, как двойную бухгалтерию относительно наличия Ленинградской области. Можно понимать, что это город каких-то моральных уродов, так как это единственный город, названный по кликухе человека: все равно что «Кирпичбург» — есть какой-нибудь авторитет Кирпич… так и Ленинград. Кто-то, может, думает, что мы коммунисты…

НАШ НЕБОЛЬШОЙ ОРКЕСТРИК 
ЛЕНИНГРАД славится обширным составом, насчитывавшим временами едва ли не полтора десятка человек. Возможно, это самая большая питерская группа. В какой-то степени, количество участников отражается на гастрольном графике — большой коллектив труднее собрать для выезда в другой город. Поэтому периодически группа выступает в усеченном составе, даже без лидера.
Нынешний line-up выглядит примерно так…

Шнур:
Вася, Квасо, как мы его называем (Василий Савин — М. К.). Абсолютно пьющий человек. Гениально играет на тромбоне. Но в связи с тем, что трезвый бывает редко, он зачастую тромбон про…бывает, где-то забывает. Последний раз он потерял тромбон отца, а свой тромбон он разломал на концерте… А так гениальный музыкант, занимал какие-то места, международные конкурсы выигрывал, сейчас играет в Мюзик-Холле. Второй тромбон… а, нет, первый.
Сашко (Александр Привалов), трубач. Играл в военном оркестре до последнего времени, но так как стал зарабатывать кучу денег в ЛЕНИНГРАДЕ по сравнению с тем, сколько зарабатывал в оркестре, оттуда ушел. Звание… сержант, наверное, почти что генерал. Сейчас сидит дома, бездельничает, играет в компьютерные игры, засрал мне ноутбук так, что клавиатура теперь не работает. Сашко, спасибо тебе!
Ромэро (Роман Фокин) — преподает баян детям в школе. Когда выпьет, человек абсолютно невменяемый, планка падает со всеми вытекающими последствиями. 
Микшер (Алексей Калинин), человек тоже абсолютно неадекватный. Был в Колумбии, занимается латиноамериканскими танцами и музыкой, абсолютно погружен в эту культуру, из любой песни ЛЕНИНГРАДА пытается сделать латиноамериканский хит. 

Митя (Дмитрий Мельников), наш барабанщик. Он раньше работал гардеробщиком в «Грибоедове» и мечтал стучать на барабанах. Гардеробщик он был хороший, я посмотрел на него и подумал, что барабанщик из него тоже получится ничего. Самый обязательный из нас всех, профессия приучила.
Пузо (Александр Попов) — он работает архитектором, ездит на машине, звонит по трубе, потому что у не

Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>